На главную
 
Зазеркалье
 
 
  
 


* * *
Поражаюсь различиям в ощущении расстояния
У известных в природе и обществе
Разных видов способной к движению фауны

Почему это птиц окольцованных где-то в Лапландии
Через несколько месяцев видят в Австралии
Или на севере Южного острова Новой Зеландии

И царь зверей замирившись на время с ланью
В поисках воды пробегает пол-Африки
По выжженной тропическим солнцем саванне

И поэты слагающие стихи по-русски
Поют песни ночному костру в Калифорнии

Или не выдерживая ожиданья нагрузки
Не дают просыхать респектабельной Дании

Но никто никогда не встречает ежей
В метро или на борту транс-континетального лайнера

Говорят что ежи не умеют жить
В километре от своей среды обитания



Закрытие сезона


Выцветший пурпур бархатных кресел
Под полотно от пыли упрятан.
Развал декораций покрыла плесень.
Лоснятся портьеры от жирных пятен.

Заранее выучив новые роли,
В гастрольной поездке давно император.
Пуанты устали не чувствовать боли.
Сезон окончен. Закрыт театр.

Перебирая программы спектаклей,
Ждать осталось самую малость,
Как вырвется жизнь из театра объятий
И наконец начнется реальность.



Картина мира


Холст загрунтован, подобраны краски и вымыты кисти.
Замысел ясен, продуман сюжет и набросан эскиз.
На завершенье работы нацелены чувства и мысли.
Ждать остается, как станет картиной Tворенья каприз.

Пресса раздула по поводу выставки ажиотаж,
И из Парижа шампанского ящик давно уже выслан.
Дамы решают, во что им одеться на вернисаж.
Критик готовит экспромтом в восторге рожденные мысли.

В творческих муках проводит художник последние ночи.
В красках, штрихах отражается бренности мира тональность...
Если неправдой окажется холст, когда будет закончен,
То под картину придется подстраивать жизни реальность.



Другой остров


Я веру предков стараюсь постичь, но никак не могу.
Не понимаю я в ней лишь самую малость.
Если око за око и зуб за зуб, то почему
Глаз и зубов до наших дней нам немного осталось?

Не потому ли не все еще пали жертвами войн повальных,
Что Бога заветы не все понимают совсем буквально?..
И даже учил один из нас, нарушитель всех норм и правил,
Что нужно левую щеку подставить тому, кто ударил по правой.

И вот, отправившись жить на очень далекий остров,
Я думал легко разрешить для себя сей вопрос вопросов.
Здесь мне улыбаются все – полицейские и водитель трамвая,
И глаз потерять мне судьбой уготовано здесь едва ли.

Но будит меня по ночам теперь другая проблема.
Прослышав про остров такой, сюда новые жители едут.
И как понимают они соблюдение Господа правил –
Так как их прочитал Моисей или как их услышал Павел?

И думаю я, где-то остров другой существует наверное,
Где вторая щека спасена - где никто не ударит по первой...




Грустное антиподское


Пока еще томно и жарко.
Но в суши уставшего лета,
В преддверьи осеннего марта
И буйства зеленого цвета
Моей эмигрантке березе
В февральском бессилье – угроза,
Что скоро зеленую ризу
Менять желтолистным стриптизом...

И в сюр антиподской природы,
И даже в футбол антиподов
Приятнее быть погруженным,
Чем в поиски белого в черном.
Мне нравится жить в Зазеркалье,
Совсем не жалею об этом.
Но зимние дни рожденья
Приходится праздновать летом.



Gold Coast


Забыть на время холод юга,
Забыть про ветер и туман.
Прощай Виктории простуда -
На север, к теплым берегам!

Сознанья тусклого предел
Здесь бытие опережает -
Здесь строят на песке дворцы,
Всем смертным здесь песка хватает.

Здесь ароматы океана
Приносит нам вечерний бриз.
Здесь отдыхающий японец
Смущенно смотрит на стриптиз…

Но вспоминаю о другом,
Когда волну скрывает вечер, -
Жасмина запах под окном
И музыку эстонской речи.



Мир Сальвадора Дали


Предпочитать улиток шпинату и сельдерею.
Не понимать Рембрандта, зато любить Рафаэля.

Предпочитать революции консерватизм и традицию,
Равенству - иерархию, миру - цивилизацию,

Сложность - однообразию, солнцу - луны мерцание,
Игрушкам прогресса - вечность, сознанию - подсознание,

Меxанике и медицине - таинство сна и магию,
Молодости соблазнам - зрелость и понимание,

Политике - метафизику, музыке – архитектуру.
Музу запрятать за змея бронзовую фигуру.

В расплаве пространства и времени увидеть часов течение,
В единорога роге – поэта предназначение,

Того, который раздвинет - за краем банальности - дали...

В Лауре и Беатриче увидеть одну лишь Галю.




Недостих


вот и опять недостих

недооточенность строк
недозвучанье клавира
недозаконченность линий
недорасцвеченный цвет

полудоступность друга
полутона
полусвет
полузашторенных окон

ждать ли еще «да»
или уже нет
полувопрос о главном
полуответ в ответ

горечь полуутраты
приторность полусочувствий
полузасохшие розы
недоостывший камин

недоумение смерти



Датское

Вроде бы, полный порядок вещей в этом северном королевстве.
Всего у них, кажется, вдоволь и есть всему свое место.
Здесь другая проблема совсем – не еда, не умов броженье.
Местный климат мешает развитию стерео-воображенья.

Если в год выпадает дождей в Копенгагене
Больше, чем в среднем в Евразии,
Очень трудно заглядывать встречным в глаза,
Дав свободу своей безудержной фантазии.

И почти здесь не пишут картины художники
С обнаженной призывно и страстно натуры.
Привыкать им, к несчастью, приходится к облику
Под зонтом и в плаще на работу спешащей фигуры...

Но случилось – забыл закрыть свой волшебный зонтик
Как-то утром рассеянный Оле Лукойе –
И печальный родился в Дании сказочник,
Чтобы так и не встретиться в жизни с ответной любовью.

(Копенгаген, Июнь 2002 г.)




Менестрель (Из Лэнгстона Хьюза)

“Because my mouth
Is wide with laughter..."
(Langston Hughes, "Minstrel Man")

И если мой рот
Разрывает улыбка,
И песня все так же
Слышна, как и прежде,
Не думайте – я
Беззаботен и счастлив,
И боль уступила
Подмостки надежде.

И если под свист
И под возгласы «Браво»
Еще раз на бис
Я сплясал вам свой нумер,
То только чтоб скрыть
До конца представленья,
Что боли – конец
И танцор уже умер.



Рождественское

Когда пора поставить в доме ёлку,
В который раз в преддверьи Рождества
Я задаю вопрос, что в ёлке толку -
Не мой обычай это, вера не моя...

Но был казнен виновник торжества
Не по своим обычаям и вере,
А по традициям и правилам суда,
Которым строго следовал Тиберий.


* * *

В Зазеркалье, где я живу,
Новый год встречают в жару.
Здесь Снегурочка ходит в бикини,
Предлагая коктейли мартини.

Дед Мороз, от жары изнывая,
Ездит в гости, как все, на трамвае.
Он бы рад разъезжать в лимузине,
Но нельзя за рулем пить мартини.

В Зазеркалье, где я живу,
В Новый год куст розы в цвету,
Эвкалипты в гирляндах огней...
Эй, пришлите мне снега скорей!...

 
Gennadi K - автор электронного журнала Стихи.Ru Страничка автора на ТЕРМИтнике поэзии
КОТЛЕТЫ
и МУХИ?-!